Каталог статей

Головна » Статті » Ґендерна журналістика

Сексизм, бессмысленный и беспощадный

Автор: Светлана СЕНЕНКО (Нью-Джерси)

border=0С термином «сексизм» у нас до сих пор невероятная путаница: очень многие воспринимают его как нечто, связанное с сексом и выражением сексуальности. За примерами далеко ходить не надо: в недавнем номере «Зеркала недели» некий композитор упрекал некую певицу за то, что она (цитирую дословно) «ушла в модность, сексизм».

На самом же деле «сексизм» — это калька с английского, в котором sex имеет два разных значения — собственно секс и пол. Не тот пол, что противоположен потолку, а пол человека: женский или мужской. Так что строго говоря, по-русски «сексизм» должен был бы называться «полизмом» (от слова «пол»), а по-украински «статизмом» (от слова «стать»).

Суть сексизма — это взгляды и поведение, основанные на традиционных стереотипах по поводу половых ролей. Само по себе это звучит довольно безобидно, но в реальности приводит к весьма серьезным негативным последствиям — к дискриминации и унижению людей по половому признаку, утверждению превосходства одного пола над другим, приписыванию представителям каждого пола «определенных природой» занятий, ролей, статусов и профессий.

Несмотря на то что явление, которое оно описывает, можно сказать, вечное, слово «сексизм» новинка не только для нас. Это одно из самых новых слов английского языка, возникшее (изобретенное) в середине 60-х годов прошлого века. К этому времени сексизм «заметили» сначала в Америке, а потом и в других западных странах, и стали с ним бороться. Ну а чтобы с каким-то явлением бороться, его надо назвать и изучить.

Для иллюстрации, что такое «сексизм по-украински», примеры тоже не нужно искать — их нам сам новый президент Украины предоставил в изобилии. Цитирую: «Этот кризис, как говорят, это такая женщина... как сказать... которая требует очень большого внимания... Женщина — все время она требует большого внимания. А кризис — это такая особенная женщина, я сказал бы так... И ее нужно встречать очень хорошо — с цветами, знаете ли, внимательно... С ней нужно вести себя с большим вниманием и уважением...». Или еще: «Экономика — это такая женщина, которую нужно ласкать и любить».

Ну, и недавний апофегей, «прославивший» Украину на весь мир: «То, что мне говорят, что с женщиной напрасно спорить, — неправильно, я с этим не согласен. Я, в первую очередь, считаю, что она — премьер-министр, и должна нести ответственность за каждое свое слово. А если она женщина — то должна идти на кухню и показывать там свои прихоти».

В этих трех цитатах, как говорится, стереотип сидит на стереотипе и стереотипом погоняет. Надлежащую оценку последней из них — наиболее вопиющей и опасной — уже дали представители общественных организаций, текст заявления которых (с предложением присоединиться) размещен на сайте гендерного музея (http://gender.at.ua/news/2010-01-26-230 ) .

Самое печальное, что при всей своей одиозности Янукович отнюдь не оригинален. Сексистские высказывания позволяют себе многие украинские официальные лица. Так, в прошлом году реальными кандидатами на антипремию за пропаганду и распространение взглядов, унижающих женщин, установленную Информационно-консультационным женским центром, были Адам Мартынюк (за «остроумную» шутку: «Что же, защитили животных, защитим и женщин») и Владимир Литвин, заявивший в интервью, что не воспринимает своих коллег-женщин и считает, что в политику идут «несчастные, обделенные вниманием и заботой». Отличилась и ближайшая соратница Януковича Анна Герман, продолжившая «кухонные экзерсисы» шефа на встрече в Житомирском телецентре: «Наивысшая миссия женщины» — это «готовить обеды, что-то там в доме делать, беречь дом».

И все же самая большая беда — это не скандалы в верхах (в конце концов наша, с позволения сказать, элита будет вынуждена научиться вести себя прилично хотя бы внешне, а то в цивилизованный мир не пустят), а вещи более обыденные и рутинные — те, из которых складывается наша каждодневная жизнь. Начну с самого начала — с детства. И тоже приведу примеры.

В Киеве издаются два детских журнала — «Маленькая фея» и «Маленький розумник». В них очень симпатичные картинки и занятные истории. И все бы хорошо, если бы в этих изданиях для самых маленьких уже не насаждался бы назойливый сексизм. Так, в «Розумнике» мальчики сидят за рулем машинок, а девочки на пассажирских сиденьях, мальчики мастерят, а девочки смотрят... Ну а в «Фее», конечно же, именно девочки готовят или шьют.

Почему нельзя объединить эти два журнала в один, назвать «Маленькими розумниками» и учить малых деток и мастерить, и готовить, вне зависимости от их пола, и сажать за руль машинки не только мальчиков, но и девочек? Разве мальчикам не нужно уметь себя накормить или пуговицу пришить, а девочкам не нужно уметь пробки поменять, лампочку вкрутить или прокладку в кране заменить (или чему там еще учат мальчиков, готовя к этим великим мужским функциям)?

Еще один журнал — «Аленка+Сережка». Если судить по названию, тут наблюдается гендерный баланс. Авторы аттестуют свое детище как «современный познавательный журнал для всей семьи, охватывающий все сферы жизни детей (психология, воспитание, обучение, увлечения, здоровье)». И это прекрасно! Но вот что публикует этот журнал в статье под заголовком «Секреты воспитания»: «З перших днів життя дівчатка відрізняються від хлопчиків меншою рухливістю і збудливістю, але більшою вразливістю, прив’язаністю до мами. […] Як правило, вони більш залежні, конформні, консервативні, слухняні, емоційні, тривожні, сльозливі та вередливі».

Это у нас называется психологией? На всякий случай: на самом деле это, мягко говоря, набор гендерных стереотипов, а грубо говоря — ложь. И такие вещи артикулируются, тиражируются и вбиваются в головные и костные мозги наших граждан с младых ногтей.

Или вот аннотация к книге: «Подарите своей малышке эту книгу, и вы откроете дверь в яркий мир увлекательнейших событий. На страницах этой книги можно внимательно рассмотреть наряд и прическу героини и легко представить себя на ее месте!» Так вот, оказывается, для чего девочкам нужны книги — наряды и прически рассматривать!

Очевидно, что отсюда просто рукой подать до одного из классических проявлений сексизма: «низведение человека, преимущественно женщины, до роли сексуального объекта или вещи». Если кто-то думает, что я преувеличиваю, пусть поищет в Интернете ролик с выступлением претендентки на участие в конкурсе «Мисс Вселенная» от Украины, в котором девушка заученно перечисляет свои достоинства: пухлые губки, маленький носик, и рисует руками, как ее талия переходит в бедра...

На всякий случай. Я отнюдь не против того, чтобы учить девочек ухаживать за своей внешностью и красиво одеваться. Но, во-первых, это умение не помешает и мальчикам, а во-вторых, мне очень жаль человека любого пола, для которого увлекательнейшим событием является рассматривание нарядов и причесок.

А помните мальчика за рулем и девочку на пассажирском сиденье? Смотрю новостной ролик. Слышу новость: в Ивано-Франковске работают женщины—водители такси; этой осенью они стали предлагать новую услугу: по заказу родителей отвозить детей по указанному адресу в роли не просто водителя, но и «временной няни». Но почему эта новость должна начинаться с очередной сексистской лжи: «Мужчина-водитель во всем переиграет водителя-женщину»? Специально пошла и мужа спросила, кто из нас двоих, по его мнению, лучше водит. «Конечно, ты», — говорит. Это я пишу не хвастовства ради, а исключительно для демонстрации ложности процитированного утверждения. Мы же с мужем не уникальны. Нельзя обобщать по половому признаку! Водительское умение — это прежде всего следствие опыта, пол тут совершенно ни при чем.

Еще одна сторона сексизма — когда всех женщин описывают в терминах, более характерных для детей, чем для взрослых, зрелых личностей. Например, зашкаливающая эмоциональность, нерациональность, неумение постоять за себя и принимать важные решения... Не спорю, такие женщины бывают, а еще больше тех, кто такими прикидываются, приняв за чистую монету навязываемый им стереотип женственности. Впрочем, ровно до тех пор, пока реальная жизнь не потребует от них «повзрослеть»...

Сексистским является представление, что ведение домашнего хозяйства — это женский вторичный половой признак, а дело мужчины в семье — разве что жене помогать. Где справедливость и здравый смысл? Ведь если так, то работающей женщине, не желающей отказываться от семейной жизни, надо постоянно перенапрягаться, работая в две смены (на работе и дома). Ну, или жертвовать профессией и (или) карьерой и становиться «неработающей» (а точнее, не работающей вне дома). Учитывая же современный «рейтинг разводов» чуть ли не в 50 процентов, получается, что отказавшаяся от карьеры женщина сильно рискует оказаться в случае распада брака у разбитого корыта во всех возможных смыслах.

Самое интересное, что сексизм не менее вреден и мужчинам. Он ограничивает их профессиональный выбор (попробуйте, к примеру, найти мужчину—воспитателя детского сада!), отбирает у них детей в случае развода, навязывает многим из них жесткий, брутальный стереотип мужественности, предполагающий необходимость доминирования и контроля, а если не получается, то и насилия над женщиной. Очевидно, что с такими установками здоровые отношения, основанные на любви-интимности, построить невозможно, а значит, сексизм фактически лишает этих мужчин возможности личного счастья.

Еще одним классическим проявлением антимужского сексизма является «низведение мужчины до роли экономическо-сырьевого придатка семьи, убеждение, что ответственность за материальное обеспечение несет исключительно муж». И опять надо чуточку развернуть. Борцы с сексизмом не хотят снять ответственность с мужчин и переложить ее на женщин. Распределение семейных обязанностей — это внутреннее дело семьи, и многое тут зависит не только от чьего-то желания, но и от различных обстоятельств, в том числе и внешних. Просто отказ от сексизма дает супругам дополнительные степени свободы для лучшего решения семейных задач.

Если взглянуть на сферу профессиональной деятельности, то, как известно, среди начальников всех мастей мужчин гораздо больше, чем женщин, причем чем выше по должностной лестнице, тем эта диспропорция все сильнее. Для описания этого явления есть даже два специальных термина. Первый — самый известный: «стеклянный потолок». Именно в него рано или поздно упираются женщины на своем карьерном пути, особенно, если они занимаются «мужским делом» или работают в «мужской сфере». Зато мужчину, которого вдруг заносит в «женскую сферу» (к примеру, в школу), немедленно подхватывает и несет наверх «стеклянный лифт».

Мужчины больше зарабатывают нередко именно потому, что их более охотно продвигают на более престижные и высокооплачиваемые должности. А вот при приеме на работу с мизерной зарплатой (скажем, ассистент-переводчик) типичным является подход: «Чем плохая зарплата для девочки?» По поводу «мальчика» такого же возраста и семейного положения аргументы будут уже другие: «Надо бы зарплату поднять, ему ж семью кормить, а то сбежит быстро...».

Впрочем, не все плохо. Есть и позитивная динамика, пример которой я хочу привести. Еще совсем недавно в украинских газетах и на веб-сайтах была масса объявлений о вакансиях типа: «требуется юрист (экономист, программист...) — мужчина до 40 лет». С другой стороны, нередки были объявления о том, что «требуется девушка-бухгалтер миловидной внешности»... С удовольствием хочу отметить, что с каждым годом ситуация в этом смысле становится лучше. Все-таки не зря Украина, в отличие, скажем, от России, приняла закон «Об обеспечении равных прав и возможностей женщин и мужчин». Этого, конечно, отнюдь недостаточно. Но такой закон — необходимое условие для смягчения нашего бессмысленного и беспощадного сексизма. Этот закон — как та печка, от которой можно учиться танцевать.

В частности, в статье 17 закона черным по белому написано: «Роботодавцям забороняється в оголошеннях (рекламі) про вакансії пропонувати роботу лише жінкам або лише чоловікам, за винятком специфічної роботи, яка може виконуватися виключно особами певної статі, висувати різні вимоги, даючи перевагу одній із статей, вимагати від осіб, які влаштовуються на роботу, відомості про їхнє особисте життя, плани щодо народження дітей».

Еще год назад работодатели практически игнорировали этот запрет. В мае прошлого года я провела эксперимент: собрала на одном украинском сайте данные по 216 вакансиям на должность PHP-developer, и во многих объявлениях среди требований к кандидатам как на руководящие посты, так и просто разработчиков, указывался желанный пол. Надо ли говорить какой? Не надо, конечно, но я все-таки скажу: мужской. И это было прямым нарушением вышеуказанного закона.

К слову, во многих объявлениях наблюдался и «эйджизм» — дискриминация по возрасту. В частности, как минимум в одном случае для того же PHP-девелопера было указано возрастное ограничение от 23 до 32 лет. И если требование «от» можно еще как-то понять для руководящих позиций с материальной ответственностью (и то это вопрос спорный), то требование «до» абсолютно бессмысленное и чисто дискриминационное. Более того, ему уже не соответствует сам создатель PHP-технологии Расмус Лердорф (Rasmus Lerdorf)!

Так вот, готовя эту статью, я проверила прошлогоднюю ссылку. Конечно, вакансии за это время поменялись, но есть другие, и их немало. И ни в одной из них (я, правда, не все проверила, но многие) не был указан пол желаемого кандидата. Другими словами, статья 17-я, наконец, заработала. Так, глядишь, заработают и остальные. По крайней мере, я на это рассчитываю: у меня в Украине племянница подрастает...


 




Джерело: http://www.zn.ua/3000/3050/68742/
Категория: Ґендерна журналістика | Додав: Flv (08.03.2010) | Автор: Светлана СЕНЕНКО (Нью-Джерси)
Переглядів: 1694 | Рейтинг: 1.0/1 |
Всього коментарів: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Реєстрація | Вхід ]
Субота, 03.12.2016, 00:11
Вітаю Вас Гость

Категорії

Актуальне інтерв'ю [29]
Ґендерна журналістика [100]
Аналітика [46]
Дослідження [20]
про нас пишуть [25]
Жіночі історії [11]
Практичні поради [1]
Дискусійний клуб [30]
Коментарі [4]

Вхід

Пошук

Партнери


Онлайн всього: 1
Гостей: 1
Користувачів: 0