Каталог статей

Головна » Статті » Аналітика

Одно изнасилование в минуту – тысяча трупов в год
inoСМИ.Ru
inoСМИ.Ru
Рубрика: Мир

Одно изнасилование в минуту – тысяча трупов в год

("Mother Jones", США)
Насилие против женщин
31/01/201309:47

У нас в США, где изнасилование происходит каждые 6,2 минуты, и где насиловали каждую пятую женщину, к изнасилованию и страшному убийству девушки в автобусе в Нью-Дели 16 декабря отнеслись как к исключительному инциденту. История о предполагаемом изнасиловании находившейся без сознания девушки членами школьной футбольной команды из Стьюбенвилля тогда только набирала обороты. У нас в стране групповые изнасилования - также не редкость. Вот вам информация на выбор. В ноябре был вынесен приговор нескольким из 20 мужчин, участвовавших в групповом изнасиловании 11-летней девочки в Кливленде, штат Техас. В октябре осудили зачинщика группового изнасилования 16-летней девушки в Ричмонде, штат Калифорния. В апреле вынесли приговор четырем мужчинам, признанными виновными в групповом изнасиловании 15-летней девушки неподалеку от Нового Орлеана. А вот шестеро мужчин, изнасиловавших прошлой осенью 14-летнюю девушку в Чикаго, до сих пор остаются на свободе. Не могу сказать, что потратила огромные усилия в поисках этой информации о преступлениях: они постоянно фигурировали в новостях, хотя никто их не суммировал и выводы о закономерностях не делал.

Однако закономерность в насилии против женщин существует. Она обширна, глубока и ужасна. И ее настойчиво и упорно игнорируют. Время от времени история с участием какой-нибудь знаменитости или с сенсационными деталями в отдельном деле привлекает к себе пристальное внимание СМИ, однако такие случаи считаются аномалией. В то же время, многочисленные случайные новости о насилии против женщин в нашей стране, в других странах, на каждом континенте, включая Антарктиду, составляют некую фоновую картинку для средств массовой информации. 


Если вам хочется поговорить не о групповых изнасилованиях, а об изнасилованиях в автобусах, - пожалуйста. В ноябре в автобусе Лос-Анджелеса изнасиловали умственно отсталую женщину. Этой зимой из поезда в Окленде, штат Калифорния, похитили 16-летнюю девушку, страдающую аутизмом. Похититель насиловал ее на протяжении двух дней. Недавно в автобусах в Мехико была целая серия групповых изнасилований нескольких женщин. Как раз сейчас, когда я пишу эти строки, я читаю о том, как в Индии похитили еще одну пассажирку автобуса, и как группа преступников в составе водителя автобуса и пяти его друзей насиловала женщину всю ночь. Видимо, случившееся в Нью-Дели показалось им замечательным приключением. 

Случаев изнасилования женщин в нашей стране и в других странах мира - огромное множество, но к этому почти никогда не относятся как к вопросу нарушения гражданских прав и прав человека, как к кризису, как к закономерности или тенденции. У сексуального насилия нет расы, нет классовой принадлежности, религии и национальности. Но у него есть пол.

Здесь я хочу сказать одну вещь. Хотя буквально все преступники, виновные в совершении таких преступлений, - мужчины, это не означает, что все мужчины - насильники. Таких - незначительное меньшинство. Кроме того, мужчины также страдают от насилия, в основном от других мужчин, и даже погибают насильственной смертью. Каждое такое преступление ужасно. Но наша тема на сегодня - это пандемия насилия мужчин против женщин. Я имею в виду насилие как со стороны близких людей, так и со стороны незнакомцев.

Женщины-военнослужащие США



О чем мы не говорим, когда говорим о полах 

Таких ужасных случаев насилия - огромное множество. Мы могли бы поговорить о нападении и изнасиловании 73-летней женщины в Центральном парке в Манхэттене в сентябре прошлого года. Или о недавнем изнасиловании четырехлетней девочки и 83-летней женщины в Луизиане. Или о полицейском из Нью-Йорка, которого арестовали в октябре за то, что он, по всей видимости, всерьез планировал похитить, изнасиловать, сварить, а потом съесть женщину. Любую женщину, потому что он их всех ненавидел (а может, из-за мужчины из Сан-Диего, который в ноябре убил и сварил свою жену; или из-за мужчины из Нового Орлеана, который в 2005 году убил, расчленил и сварил свою любовницу).

Все эти преступления являются исключительно жестокими, но мы можем вести речь о каждодневных нападениях с целью изнасилования. Дело в том, что у нас в стране изнасилование происходит каждые 6,2 минуты; однако поскольку это лишь зарегистрированные преступления, то реальная цифра может быть раз в пять выше. А это значит, что в США людей насилуют каждую минуту. Получается, что общее количество жертв изнасилования составляет десятки миллионов.

Мы могли бы также поговорить об изнасилованиях с участием спортсменов в школах и колледжах, в студенческих городках, к которым университетское начальство проявляет удручающе мало интереса и во многих случаях не реагирует. Здесь можно снова вспомнить школу в Стьюбенвилле, а также Нотр-Дамский университет, Амхерстский колледж и многие-многие другие учебные заведения. Мы можем поговорить о разрастающейся эпидемии изнасилований, посягательств сексуального характера и сексуальных преследований в американской армии, где по оценкам министра обороны Леона Панетты только в 2010 году было 19000 случаев сексуальных посягательств на женщин-военнослужащих, причем подавляющему большинству насильников это сошло с рук. Правда, в сентябре генерал-полковника Джеффри Синклера (Jeffrey Sinclair) все же осудили за «серию преступлений сексуального характера, совершенных против женщин». 


Ладно, забудем про насилие на работе и отправимся домой. Мужчины так часто убивают своих настоящих и бывших партнерш, что в год мы имеем более тысячи убийств подобного рода. Это значит, что каждые три года число жертв таких преступлений превышает количество погибших 11 сентября. Но никто войну этому виду террора не объявляет. (Можно сказать об этом и по-другому. Те 11766 трупов, что с 11 сентября стали результатом убийств, связанных с домашним насилием, превышают количество жертв в этот трагический день и число всех американских военнослужащих, погибших в войне с террором.) Если мы поведем речь о подобных преступлениях и о том, почему они так распространены, нам придется говорить о том, какие глубокие изменения нужны нашему обществу, нашей стране, да и любой другой стране в мире. Ведя об этом речь, мы будем говорить о мужском начале, о роли мужчин, о патриархате. А говорим мы об этом нечасто. 

Вместо этого мы говорим о том, что американские мужчины совершают убийства и самоубийства 12 раз в неделю - потому что экономика плохая, хотя они занимаются тем же самым, когда экономика хорошая. Мы говорим, что эти индусы убили пассажирку автобуса, потому что бедные ненавидят богатых, а другие случаи изнасилований в Индии объясняем тем, что богатые эксплуатируют бедных. Есть и масса других очень популярных объяснений: умственная отсталость, пьянство, а для всякой деревенщины еще и травмы головы. Последняя фишка - что насилие часто происходит из-за отравления свинцом. Правда, свинец воздействует как на мужской пол, так и на женский, а изнасилованиями занимаются преимущественно мужчины. Эпидемию насилия объясняют чем угодно, только не полом, чем угодно, только не самой очевидной причиной.

Кто-то написал статью о том, что именно белые мужчины совершают массовые убийства в США, а комментаторы в своих отзывах (в большинстве своем враждебно настроенные) заметили только то, что речь идет о белых. Редко кто говорит о том, какие выводы делаются в медицинских исследованиях, а если и говорит, то очень сухо и скупо. А выводы таковы: «В целом ряде исследований удалось выяснить, что принадлежность к мужскому полу является фактором риска насильственного и криминального поведения, как и воздействие табачного дыма на ребенка до его рождения, антиобщественные привычки родителей и принадлежность к бедной семье».


Однако закономерность ясна как божий день. Мы можем говорить об этом как о глобальной проблеме, глядя на настоящую эпидемию нападений, преследований и изнасилований женщин на каирской площади Тахрир, отнявшей у них свободу, которую они праздновали во время арабской весны. Некоторые мужчины даже создали группы защиты женщин, чтобы предотвращать такие случаи. Мы можем говорить о преследовании женщин; о приставаниях к ним на публике и в частной жизни в Индии; о сожжении там невест; об «убийствах чести» в Южной Азии и на Ближнем Востоке; о том, что ЮАР стала мировой столицей изнасилований, потому что там в прошлом году было изнасиловано 600000 женщин; о том, как изнасилование стало тактикой и «оружием» в войнах в Мали, в Судане, в Конго, в бывшей Югославии; о превращении сексуальных преследований и изнасилований в обыденность в Мексике; об убийствах женщин в Хуаресе; о лишении женщин даже самых основных прав в Саудовской Аравии; о многочисленных посягательствах сексуального характера на прислугу из числа иммигрантов; о деле Доминика Стросс-Кана в США, показавшем, какой безнаказанностью он и другие пользуются во Франции. И только за недостатком газетного места я не пишу о Британии, Канаде и Италии (чьи экс-премьеры прославились своими оргиями с несовершеннолетними), об Аргентине, Австралии и о многих других местах.

Флирт


Кто имеет право убить вас? 

Но может, вы устали от статистики? Тогда давайте поговорим об одном конкретном случае, произошедшем в моем городке пару недель назад. Это один из великого множества местных инцидентов, когда мужчины совершают нападения на женщин, и он привлек в этом месяце внимание городских газет, которые писали:

«Удары ножом получила женщина, отвергшая сексуальные домогательства мужчины, когда она поздно вечером в понедельник шла по району Тендерлойн в Сан-Франциско. Об этом сегодня сообщил представитель полиции Олби Эспарза (Albie Esparza). 33-летняя жертва шла по улице, когда к ней подошел незнакомец и стал делать ей гнусные предложения. Когда женщина отвергла его домогательства, мужчина очень разозлился и ударил женщину несколько раз ножом – в лицо и в руку». 


Иными словами, мужчине ситуация представляется так, что у его жертвы нет никаких прав и свобод, а он имеет право командовать ею и наказывать ее. Это должно напомнить нам о том, что насилие прежде всего деспотично. Оно начинается со следующей предпосылки: я имею право управлять тобой. 

Убийство - это крайняя версия такого деспотизма, когда убийца утверждает свое право решать, жить тебе или умереть, стремясь управлять тобой до конца. Он может поступать так даже в том случае, если ты будешь вести себя «послушно», потому что желание управлять возникает из ярости, которую послушанием не укротить. Какие бы страхи, какое бы чувство незащищенности ни лежало в основе подобного поведения, оно также возникает из ощущения «я право имею» - право причинять боль, страдания и даже смерть другим людям. Это приносит несчастье и преступнику, и его жертве. 

Что касается инцидента в моем городе, то подобные вещи происходят постоянно. В разных вариантах такое случалось и со мной, когда я была моложе. Иногда мне грозили убийством, но чаще всего это сопровождалось потоком брани и оскорблений: мужчина идет в наступление на женщину, испытывая желание, а также разъяренно ожидая, что получит отпор. Ярость и желание в одном флаконе, сплетенные в нечто, что всегда грозит превратить эротические ощущения в инстинкт разрушения, а любовь - в смерть, причем иногда буквально.

Это система контроля. Поэтому многие убийцы - это мужчины, чьи бывшие партнерши осмелились порвать с ними. В результате многие женщины лишаются свободы. Вы можете назвать маргиналом насильника, совершившего преступление 7 января, или жестокого, но неудачливого преступника, который напал на женщину в моем районе 5 января, или другого насильника из моего города, совершившего преступление 12 января, или жителя Сан-Франциско, который 6 января поджег свою подружку за то, что она отказалась стирать его грязное белье, или парня, приговоренного к 370 годам лишения свободы за особо зверские изнасилования в Сан-Франциско в конце 2011 года. Но это также делают богатые и знаменитые мужчины с привилегиями. 


Японского вице-консула в Сан-Франциско в сентябре прошлого года обвинили в тяжком уголовном преступлении по 12 пунктам за жестокое обращение с супругой и нападение с использованием оружия. В том же месяце и в том же городе бывшая подруга Мейсона Майера (Mason Mayer) (брат гендиректора Yahoo Мариссы Майер (Marissa Mayer)) дала следующие показания в суде: «Он сорвал с меня серьги, оторвал мои накладные ресницы, и все это время плевал мне в лицо и говорил, какая я непривлекательная… Я лежала на земле, сжавшись в комочек, и когда попыталась пошевелиться, он сел мне на бок, упершись в меня коленями и пытаясь остановить меня, а потом начал бить». Как написано в газете, она также показала, что Майер несколько раз ударил ее головой об пол, потом вырвал у нее клок волос и заявил, что живой она выйдет из квартиры только в том случае, если он отвезет ее на мост над Золотыми Воротами, «откуда ты сможешь спрыгнуть, или я тебя столкну». Мейсон Майер получил условный срок.

Этим летом живущий отдельно от своей супруги мужчина нарушил вынесенное в его отношении судебное решение об ограничении контактов с женой и застрелил ее – и еще шестерых женщин – прямо у них на рабочем месте в спа-салоне в пригороде Милуоки. Но поскольку трупов в итоге оказалось только четыре, СМИ на это преступление не обратили особого внимания, потому что в том году в стране и без того было немало эффектных массовых убийств. (Да, и мы пока еще не говорили по-настоящему о том обстоятельстве, что из 62 массовых убийств, совершенных в США за последние тридцать лет, лишь в одном участвовала женщина - потому что когда мы говорим об убийце-одиночке, все ведут речь об убийце и об оружии, но никогда о мужчинах. Да, и между прочим, две трети убитых женщин гибнут от рук их нынешних или бывших партнеров.)

драка 500 спецназовцев и 300 крымских казаков


И где тут любовь, спрашивала Тина Тернер, чей бывший муж Айк как-то сказал: «Да, я бью ее, но бью ее не чаще, чем любой другой среднестатистический парень бьет свою жену». В нашей стране женщин избивают каждые девять секунд. Заметьте: не каждые девять минут, а каждые девять секунд. Это главная причина травм и ранений американских женщин. Из двух миллионов женщин, ежегодно получающих травмы и ушибы, более полумиллиона нуждаются в медицинской помощи, а еще 145 тысячам нужна госпитализация на сутки, о чем сообщает Центр по контролю за заболеваниями. Да, и мы уже не говорим о тех зубах, которые потом приходится лечить или вставлять. Мужья - это также основная причина смерти беременных женщин в США.


«Женщины во всем мире в возрасте от 15 до 44 лет имеют больше шансов погибнуть или получить увечья от мужского насилия, чем умереть от рака, малярии, войн и аварий на транспорте вместе взятых», - пишет один из известнейших специалистов по этой теме Николас Кристоф (Nicholas D. Kristof). 

Пропасть между нашими мирами 

Изнасилования и прочие акты насилия, включая убийства, а также угрозы насилия - это тот заградительный огонь, который ведут некоторые мужчины в попытке управлять некоторыми женщинами. Страх перед таким насилием сдерживает большую часть женщин таким образом, что они к этому привыкают и почти не замечают. А мы этим почти не занимаемся. Но есть и исключения. Прошлым летом кто-то написал мне о занятии в колледже, на котором студенток спросили, что они делают, дабы не быть изнасилованными. Девушки рассказали о самых мудреных и затейливых способах: они всегда настороже, они ограничивают контакты с внешним миром, они принимают меры предосторожности, и они практически все время думают об изнасиловании (у юношей на занятии от изумления просто отпали челюсти, написал этот человек). Пропасть между их мирами на какой-то момент стала видимой. 

Но в основном мы об этом не говорим, хотя по просторам интернета бродит иллюстрация под названием «Десять подсказок о том, как покончить с изнасилованиями». Вещи такого рода девушки получают довольно часто, но здесь была некая особенность. Мужчинам рекомендуют носить с собой свисток. Если их беспокоит то, что они могут «случайно» наброситься на кого-то с целью изнасилования, они могут дать потенциальной жертве свисток, чтобы там могла позвать на помощь. Звучит смешно и забавно, но здесь есть нечто ужасное: обычно в таких ситуациях все бремя предотвращения преступления полностью ложится на потенциальную жертву, а к насилию относятся как к чему-то данному. Вам объясняют, почему колледжи тратят больше времени на инструкции девушкам о том, как выжить в случае нападения, чем на наставления юношам о том, что они не должны нападать.


Угрозы сексуального насилия сегодня столь же регулярно появляются в онлайне. В конце 2011 года британская журналистка Лори Пенни (Laurie Penny) написала: «Похоже, что мнениями сегодня заправляет короткая юбка интернета. Обладая такой юбчонкой и игриво ею размахивая, вы наверняка нарветесь на атаки аморфной массы почти стопроцентно мужской армии громил за клавиатурой, которые начнут рассказывать, как им хочется вас изнасиловать, убить или извращенным способом на вас помочиться. На этой неделе, когда в сети появилась особо мерзкая череда угроз, я решила опубликовать хотя бы незначительную часть этих сообщений в «Твиттере». Ответная реакция ошеломила меня. Многие не могли поверить в ту ненависть, которая сквозит в этих угрозах, но еще большее количество людей сами начали рассказывать о преследованиях, угрозах и насилии».

Женщин в онлайновом сообществе геймеров преследуют, на них сыплются угрозы, их из этого сообщества изгоняют. Феминистка и медиа-критик Анита Саркисян (Anita Sarkeesian), регистрирующая такие инциденты, пользуется поддержкой в своей работе. Однако, по словам одного журналиста, на нее накатывает «очередная волна поистине агрессивных и жестоких личных угроз. Предпринимаются попытки взлома ее аккаунтов. А один человек из Онтарио дошел до того, что создал видеоигру, в которой вы можете побить изображение Аниты на экране. Если вы ударите ее несколько раз, на лице у нее появятся синяки и шрамы». Разница между этими онлайновыми геймерами и талибами, которые в прошлом году попытались убить 14-летнюю Малалу Юсафзай (Malala Yousafzai), выступавшую за право на образование для девочек, только в мере жестокости. И те, и другие пытались заткнуть рты и наказать женщин за то, что они хотят быть услышанными, требуют власти и права на участие. Добро пожаловать в Мужестан.

Военный парад, посвященный 66-летию Победы в Великой Отечественной войне


Партия защиты прав насильников 

Она не общественная, не частная, не онлайновая. Она укоренилась в нашей политической и правовой системе, которая до начала борьбы феминисток за наши права и свободы не признавала факты домашнего насилия, сексуальных преследований, домогательств, изнасилований в состоянии опьянения, изнасилований знакомых, изнасилований супруг. Эта система в делах об изнасиловании часто подозревает жертву, а не насильника, как будто нападения совершаются только на безупречных дам, и только таким дамам можно верить. 


Как мы поняли в ходе избирательной кампании 2012 года, она также укоренилась в умах и в риторике наших политиков. Вспомните те бредовые высказывания в защиту изнасилований, с которыми прошлым летом и осенью выступали мужчины-республиканцы, начиная со скандального заявления Тодда Эйкина (Todd Akin) о том, что женщина имеет возможность блокировать беременность в случае изнасилования. Это заявление Эйкин сделал для того, чтобы лишить женщин власти над своим собственным телом. Конечно же, вслед за ним кандидат в сенаторы Ричард Мурдок (Richard Mourdock) возвестил, что зачатие ребенка даже в результате изнасилования является «божьим даром». А в этом месяце еще один политик-республиканец выступил в защиту заявлений Эйкина.

К счастью, все пятеро выступавших в пользу изнасилований республиканцев свою избирательную кампанию в 2012 году проиграли и на выборах не прошли. (Стивен Колберт (Stephen Colbert) пытался предупредить их, что женщины получили право голоса еще в 1920 году.) Но дело не только в том бреде, который несут эти люди (и не в той цене, которую они сегодня за это платят). В этом месяце республиканцы в Конгрессе снова отказались утвердить Закон о предотвращении насилия над женщинами. Они возражали против тех мер защиты, которые этот закон предоставляет женщинам-иммигранткам, женщинам, сменившим пол, а также коренным американкам. (Говоря об эпидемии, следует заметить, что каждая третья коренная американка подвергается изнасилованию, а в резервациях 88% изнасилований совершают мужчины не из числа коренных американцев, которые знают, что племенные власти не могут преследовать их в судебном порядке.) 

И конечно же, они выступают за выхолащивание репродуктивных прав, которые подразумевают противозачаточные меры и аборты. За последние десять лет они очень многого добились в целом ряде штатов. Под репродуктивными правами подразумевается право женщины распоряжаться своим собственным телом. Разве я не говорила выше, что насилие против женщин это чаще всего стремление распоряжаться ими? 


Дела об изнасилованиях часто расследуются с полной апатией – в стране около 400000 неиспользованных наборов для сбора медицинских данных об изнасиловании. В 31 штате насильник, от которого беременеет его жертва, получает родительские права. Ах, да, бывший кандидат в вице-президенты Пол Райан (республиканец из Мужестана) снова вносит законопроект, который даст штатам право запрещать аборты и может даже позволить насильнику привлечь свою жертву к суду, если она сделает таковой.

Все те вещи, в которых женщин нельзя обвинить 

Конечно, женщины способны создавать всевозможные крупные неприятности. Они совершают насильственные преступления. Однако так называемая война полов имеет чрезвычайные перекосы, если говорить о реальном насилии. В отличие от предыдущего главы МВФ (мужчины) нынешний его руководитель (женщина) не будет насиловать работницу шикарного отеля. Высокопоставленных офицеров-женщин в американской армии, в отличие от их коллег-мужчин, не обвиняют в сексуальных домогательствах. А юные спортсменки, в отличие от футболистов из мужской команды Стьюбенвилля, вряд ли станут писать на мальчиков, которые без сознания, и уж тем более насиловать их, хвастливо выкладывая затем записи своих «подвигов» на YouTube и в «Твиттере».

Ни одна женщина-водитель автобуса в Индии с сообщницами не насиловала мужчину так страшно, что он потом скончался от травм. Стаи мародерствующих женщин не терроризируют мужчин на площади Тахрир в Каире. И нет женского эквивалента такому показателю как 11% изнасилований, совершаемых родными и приемными отцами. 93,5% заключенных, находящихся в американских тюрьмах, это не женщины, а мужчины. И хотя многих из них не следовало туда сажать, некоторых все же надо – из-за насилия и жестокости. И пусть сидят там до тех пор, пока мы не придумаем лучший способ решения этой проблемы. 


Поп-звезды женского пола не сносят головы выстрелом в рот молодым мужчинам, затащив их к себе домой, как это сделал Фил Спектор (Phil Spector). (Он сегодня в числе тех 93,5%, потому что застрелил Лану Кларксон (Lana Clarkson) – видимо из-за того, что она отвергла его приставания.) Ни одна звездная актриса не обвинялась в домашнем насилии, потому что Анджелина Джоли (Angelina Jolie) просто не занимается тем, чем занимаются Мел Гибсон (Mel Gibson) и Стив Маккуин (Steve McQueen). Также в мире нет прославленных кинорежиссеров, которые дают 13-летним девочкам наркотики, а потом насилуют их, несмотря на их крики «нет», как это сделал Роман Полански (Roman Polanski).

Свадебные гуляния накануне Красной горки прошли на Поклонной горе


В память о Джиоти Сингх (Jyoti Singh) 

Что не так с мужчинами? Есть некая требующая решения проблема, которая состоит в том, как создается имидж мужественности, как ее расхваливают и всячески поощряют, как мальчикам внушается мысль о насилии. Есть прекрасные и чудесные мужчины, и в этом круге войны против женщин обнадеживает то, что многие знакомые мне мужчины понимают существующие проблемы, считают их своими, вступаются за нас и находятся вместе с нами в повседневной жизни, в интернете и на маршах протеста от Нью-Дели до Сан-Франциско.

Все чаще мужчины становятся надежными союзниками – и таких мужчин всегда было немало. У доброты и мягкости никогда не было пола, как и у сочувствия. Показатели статистики бытового насилия значительно снизились по сравнению с предыдущими десятилетиями (хотя они до сих пор поразительно высоки), и многие мужчины деятельно изобретают новые идеи и идеалы о мужественности и силе.


Геи являются моими хорошими союзниками вот уже почти сорок лет. (Очевидно, однополые браки приводят консерваторов в ужас из-за того, что это брак равных, и роли там не предопределены.) Движение за освобождение женщин часто изображают как посягательство на власть и привилегии мужчин и стремление отобрать их у них. Как будто это какая-то мрачная антагонистическая игра, в которой одновременно быть свободным и влиятельным может только один пол. Но мы либо вместе свободны, либо вместе порабощены.

Есть много других вещей, о которых я предпочла бы писать, но это затрагивает всех и каждого. Половину человечества по-прежнему травят, мучают, а иногда и убивают из-за этой всепроникающей разновидности насилия. Задумайтесь над тем, как много времени и сил мы могли бы посвятить другим важным делам, если бы нам не надо было бороться за выживание. Взгляните на это вот с какой точки зрения: одна из лучших знакомых мне журналисток боится идти по нашему району поздно вечером домой. Может, ей не стоит работать допоздна? Скольким женщинам по аналогичным причинам пришлось отказаться от работы, скольких просто лишили этой возможности, прервав им жизнь?

Одно из самых интересных новых политических движений на земле это движение за права коренных канадцев. В нем есть феминистская и природоохранная направленность, которая носит название «Нет бездействию». 27 декабря, вскоре после того, как это движение начало свою деятельность, группа мужчин в Тандер-Бэй похитила канадку из числа коренных жителей, изнасиловала, избила ее, а потом бросила умирать. Они назвали свое преступление ответом на инициативу «Нет бездействию». Женщина четыре часа в жуткий холод добиралась до людей. Она выжила и рассказала свою историю. Напавшие на нее мужчины, которые грозят сделать это снова, до сих пор находятся на свободе.


Изнасилование и убийство в Нью-Дели 23-летней Джиоти Сингх, которая изучала физиотерапию, чтобы помогать другим людям, а также нападение на ее спутника-мужчину (который выжил) вызвали ту реакцию, которой мы ждали 100, 1000, а может, 5000 лет. Пусть же она станет для женщин и для мужчин всего мира тем, кем стал для афроамериканцев и для зарождавшегося в США движения за гражданские права мальчик Эмметт Тилл (Emmett Till), убитый в 1955 году белыми расистами.

Каждый год у нас в стране происходит гораздо больше изнасилований, чем 87000, но каждое из них нам представляют как отдельный инцидент. Точек над «i» так много, что они сливаются в одно большое пятно. Но точки эти никто не соединяет и имени этому пятну не дает. А в Индии это сделали. Они сказали, что это проблема гражданских прав, проблема прав человека, что это проблема каждого, а не отдельный инцидент, и что для Индии это уже неприемлемо и недопустимо. Надо менять ситуацию. Это ваша задача, а также моя и наша общая.




Джерело: http://www.inosmi.ru/world/20130131/205278205.html#ixzz2Ja8fDOjC
Категория: Аналітика | Додав: dvm (01.02.2013)
Переглядів: 918 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всього коментарів: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Реєстрація | Вхід ]
Четвер, 08.12.2016, 13:49
Вітаю Вас Гость

Категорії

Актуальне інтерв'ю [29]
Ґендерна журналістика [100]
Аналітика [46]
Дослідження [20]
про нас пишуть [25]
Жіночі історії [11]
Практичні поради [1]
Дискусійний клуб [30]
Коментарі [4]

Вхід

Пошук

Партнери


Онлайн всього: 1
Гостей: 1
Користувачів: 0